четверг, 17 августа 2017 г.

Писарев А.Е. Боеспособность московских стрельцов во вт. пол. XVII - нач. XVIII в. (на правах рецензии)

В мае этого года состоялась защита одной очень занятной диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук: Писарев Алексей Евгеньевич. Боеспособность московских стрельцов во второй половине XVII - начале XVIII в. Объявление о защите и все материалы см здесь: ссылка; сама диссертация здесь: ссылка. Пройти мимо такой работы было просто невозможно. Начнем с того, что сама тема очень спорная и дискуссионная. Что такое "боеспособность"? Как ее измерять? Где линейка? Тем более, когда речь идет о таком все еще недостаточно изученном периоде российской истории, как вт. пол. XVII в., и более того - о стрельцах. Общих исследований очень мало, и любой, кто берется за любую обобщающую работу, очень рискует. Официальными оппонентами Писарева выступили к.и.н. Г.А. Санин и к.и.н. О.А. Курбатов, оба очень заслуженные исследователи и признанные эксперты по данному периоду. Защита состоялась в мае 2017 г. в РГГУ. В принципе, сам факт защиты и наличие фамилий Г.А. Санина и О.А. Курбатова уже само по себе должно служить своего рода подтверждением качества данной работы. Однако более детальное знакомство с текстом диссертации и отзывами оппонентов мягко (!) говоря вызывает вопросы... Собственно все основные замечания к диссертации приведены в отзывах Г.А. Санина (ссылка) и О.А. Курбатова (ссылка). Замечаний много, и их можно разделить на три категории:
1. Слабое знание источниковой базы
2. Недостаточный анализ источников и историографии и, как следствие, ошибочность или недостаточная обоснованность многих тезисов и выводов
3. Неполнота или некорректность приведенных фактов
В принципе, любое из них звучит как приговор, ставящий под сомнение и саму научную ценность работы и готовность ее к защите на соискание ученой степени кандидата наук. Тем не менее, несмотря на такие отзывы официальных оппонентов, защита прошла успешно...

Пойдем по пунктам: слабое знание источниковой базы. Здесь можно выделить целый ряд очень серьезных замечаний, которые вообще то не должны встречаться в диссертациях на соискание ученной степени кандидата наук:
- слабая источниковая база и использование слабых по качеству источников. Например, для описания сражений войны 1654-1667 Писарев пользуется (барабанная дробь...) научно-популярной работой В.В. Каргалова 1990 г.!!! Как будто не было всех многочисленных статей и исследований А.В. Малова, О.А. Курбатова, И. Бабулина и многих-многих других. При этом в списке литературы некоторые из этих работ указаны... А сражения Северной войны он описывает по очень слабой реферативной научно-популярной работе плагиатора и фальсификатора Александра Беспалова (подробнее о его "творчестве" см здесь: ссылка 1, ссылка 2, ссылка 3), содержащей множество ошибок и неточностей. Ни одно из многочисленных специализированных научных исследований и публикаций по данной войне Писаревым не использовано. Многие темы и временные периоды им фактически не разработаны, например, 1670е, а потом весь период после 1682 года. Даже при наличии опубликованных источников по многим темам Писарев отработать их оказался не в состоянии, например, им полностью проигнорирована публикация документов АЮЗР. Ее даже нет в списке источников... 

- отсутствие современных исследований и публикаций. Данное замечание в чем-то повторяет предыдущий пункт, но здесь речь идет о другом: Писарев фактически просто не знаком с публикациями последних 10-15 лет!!! И это означает, что его диссертация устарела ровно на этот срок!!! Вы спросите, как такое может быть? Оказывается - может, но об этом подробнее в конце нашей рецензии. 

- слабое использование архивных материалов. На это ему указывают в своих рецензиях и О.А. Курбатов и Г.А. Санин. Оба они указывают на очень ограниченное использование фонда Разрядного приказа (ф. 210) и Малороссийских дел (ф. 229), а я мог бы добавить еще несколько фондов, напрямую относящихся к теме исследования, например, полностью проигнорированный Кабинет Петра I (ф. 9), Оружейную Палату (ф. 396), Финансы (ф. 19) и другие.

- отсутствие зарубежных исследований и источников, т.е. в переводе на простой русский язык - все упоминания о боевом применении стрельцов носят односторонний характер. Это к вопросу о качестве "линейки", которой Писарев меряет боеспособность стрельцов.

Следующий пункт: недостаточный анализ источников и историографии и, как следствие, ошибочность или недостаточная обоснованность многих тезисов и выводов. При этом сам Писарев обвиняет своих предшественников в "идеологическом штампе и догмате", хотя сам он делает ровно тоже самое: по нескольким не самым полным и достоверным источникам пытается подобрать цитаты для обоснования под свои спорные тезисы. Никакого взвешенного анализа в его работе нет. Наиболее яркая проблема - отсутствие какой-либо аналитики о составе и численности стрелецкого войска. Например, если в бою под городком Х отличилась тысяча стрельцов, то как это может быть экстраполировано на боеспособность всего стрелецкого корпуса? Сколько всего было стрельцов? Предположим, 50 тысяч (условно). То, что одна тысяча из 50 хорошо показала себя в бою - означает ли, что остальные 49 тысяч также боеспособны? Или наоборот, из 50 тысяч еле-еле наскребли одну-единственную тысячу, которая хоть как-то боеспособна? Ничего похожего на такой анализ в работе Писарева и близко нет, а тема, напомню - боеспособность. Санин также весьма справедливо сомневается в главном тезисе Писарева о высокой боеспособности стрельцов, указывая на отсутствие сравнительного анализа с другими типами войск и на то, что их противниками в большинстве случаев были нерегулярные войска. А к.и.н. С.Ю. Шокарев в своем отзыве указал на выборочность приведенных Писаревым упоминаний об участии стрельцов в боевых действиях и отсутствии полноценной аналитики о результатах всех боев с их участием. Т.е. автор диссертационного (!) исследования даже не смог обобщить сведения о предмете своего исследования и основывает свои выводы на вырванных из общего контекста фактах!!! Приведу несколько практических примеров:

- участие стрельцов в боевых действиях в 1661-1669 гг никак не описано, хотя стрельцы в этот период неоднократно участвовали в боях с поляками, литовцами, мятежными казаками и крымскими татарами. Вместо этого довольно пространный раздел о "синтезе" стрельцов с солдатами. К сожалению, данный раздел слабо аргументирован, и в нем не хватает многих опубликованных (!) сведений о комплектовании и вооружении стрелецких приказов, а также направлению в них для обучения офицеров солдатских полков

- всю войну 1672-1681 годов на Украине Писарев описывает по публикации отписок киевского воеводы Трубецкого за 1673-74 гг. и дневника (т.е. нарративного источника) Гордона за 1677-1678 гг. Все... Еще приводится отписка Лужина об обороне Чигирина в 1678, но это совсем локальный эпизод с участием всего 3 московских стрелецких приказов из 26. Писарев даже не смог установить все посылки московских стрельцов в гарнизоны малороссийских городов и в полевую армию, хотя почти все они приведены в опубликованных документах и исследованиях. На такой скудной источниковой базе просто невозможно сделать какие-либо выводы, а речь, между тем, идет о почти 10-летнем военном конфликте.

- описывая стрелецкий бунт 1682 года Писарев ошибочно пишет о якобы ведущей роли князей Хованских в этих событиях. Между тем, как справедливо отмечает в своем отзыве О.А. Курбатов, И.А. Хованский был назначен главой Стрелецкого приказа (на тот момент Приказа Надворной пехоты) уже после стрелецкого бунта как нейтральная фигура, которая могла бы утихомирить стрельцов, и Хованщина - это уже совсем другая история...

Про участие стрельцов в Крымских походах почти ничего не сказано, также как и про их действия на Днепре в 1690-х. И этот список "пропусков" и выборочно выдернутых фактов можно продолжать бесконечно. Никакой аналитики, повторюсь, в исследовании Писарева нет...

И третий пункт: неполнота или некорректность приведенных фактов. Указанные в п. 1. слабое знание источниковой базы и использование мягко говоря некачественных источников приводит к обилию грубейших ошибок:


- Второй Крымский поход оказывается (!) состоялся не в 1689 г., а на год раньше, в 1688 г. (с. 221)

- под Нарвой, оказывается, участвовали стрелецкие полки Девитсона, Брюса, Вестова, Амирова и Байова (с. 231). Источник - фальсификатор и плагиатор Александр Беспалов. Писарев даже не смог внимательно прочесть статьи М.Д. Рабиновича о стрельцах (ссылка) и формировании русской армии в 1700 г. (ссылка), либо воспользоваться его справочником по полкам петровской армии (ссылка). Иначе бы он знал, что Девсон и Брюс командовали солдатскими полками, Вестовых было двое, а никаких "Амирова" и "Байова" не существовало. А вообще по теме стрельцов на начальном этапе ВСВ есть моя статья 


- оказывается дивизия Вейде была набрана не из вольницы и даточных (см еще раз статью Рабиновича:  ссылка), а "из бывших стрельцов", и только благодаря их стойкости "поражение под Нарвой не превратилось в разгром" (с. 232). Ссылки на источник для таких откровений Писарев не дает. Прокомментировать это иначе, чем БРЕД очень тяжело. Во-первых, непонятно как дивизия Вейде, простоявшая весь день на месте напротив одного (!) батальона шведов, вместо того, чтобы как-то попытаться помочь продолжавшим биться полкам Головина, "предотвратила разгром". И во-вторых, причем здесь стрельцы, если полки Вейде были набраны из вольницы и даточных???


- по полкам Нечаева, Протопопова и Кошелева, а также сражении при Салатах также масса ошибок. С моими статьями Писарев не знаком, хотя они опубликованы в одном из ведущих отечественных военно-исторических журналов "Старый цейхгауз" (ссылка; см также материалы о сражении при Салатах у меня в блоге: ссылка), и пользуется фейковой работой Беспалова.

- в сражении при Фрауштадте оказывается, приняли участие два стрелецких полка В.Данилова и Д. Каховского, причем полк Каховского - новосформированный (с. 235-236)... На самом деле Смоленский стрелецкий полк был сформирован в 1654 г., а Каховский командовал им в 1702-1704 гг., после чего в 1704-05 Румор, а с осени 1705 капитан Кадеус. И бывший стрелецкий полковник Данилов в 1703 г. принял новоприборный солдатский полк из даточных солдат, набранный из крестьян и дворовых людей... Подробнее это все описано в моей статье в "Старом цейхгаузе" (ссылка; см также материалы о корпусе Паткуля у меня в блоге: ссылка) и "Родине" (ссылка), но Писарев, повторюсь, с исследованиями последних 10 лет не знаком...

- участие стрельцов в целом ряде сражений (Эрестфер, Гуммельсгоф, Якобштадт, штурм Дерпта и другие) вообще никак не освещено. 

И этот список можно продолжать практически бесконечно, находя грубейшие ошибки практически в каждом примере участия стрельцов в Северной войне.

Также большое количество ошибок и неточностей содержится в приведенных Писаревым сведениях о переменах в командовании московскими стрелецкими приказами и об именах стрелецких командиров, а также в иерархии приказов. Но об этом, надеюсь, более подробно напишет чуть позже Максим Романов (см подробнее замечания М.Ю. Романова: ссылка). Более того, единых сведений о количестве, численности и наименованиях стрелецких приказов Писаревым так и не приведено, и все данные носят разрозненный характер.


Несмотря на все эти замечания нельзя сказать, что в диссертации Писарева "все плохо". Некоторые темы разобраны достаточно неплохо, например, переформирование московских стрельцов в 1655 г. и другие. Но в целом у меня сложилось впечатление, что автор "слепил" свою работу "из того, что было". Т.е. у него были неплохо исследованы несколько тем, но на диссертацию не хватало, и он целые разделы писал "на скорую руку" по одному источнику даже не пытаясь как-то разобраться или исследовать вопрос.

В сухом остатке: Писарев не смог толком собрать источники по всей теме исследования, а то, что собрал, не смог нормально проанализировать, и плюс еще наделал кучу фактических ошибок. В том, что я написал здесь в своей рецензии нет никаких открытий, все тоже самое перечислено в отзывах оппонентов, ссылки на которые я давал выше. И все это ставит под сомнение научную ценность работы и, как следствие, получение Писаревым ученной степени. Вы спросите, как же он смог защититься? Еще задолго до защиты Писарева я общался с одним из его оппонентов, и он мне сказал, что работа очень слабая и спорная. Но человек "все-таки писал и исследовал", и вообще "неплохой парень" и "хороший реконструктор", и давать ему отрицательный отзыв как-то "неудобно". В общем, все свои замечания он честно (!) изложил в отзыве, но в конце написал, что диссертанту может быть присвоена ученная степень. Также поступили и остальные. Особо у меня вызывают улыбку фразы в отзыве научного руководителя д.и.н. профессора А.Л. Юрганова о том, что "выводы диссертации представляются вполне доказанными и подкрепленными значительными фактическими данными" и "диссертация прошла научную апробацию". Я прекрасно знаю, что это стандартные ритуальные фразы, и по-другому он, как научный руководитель, написать не мог - но все равно, без улыбки читать невозможно. Надо отметить, что в диссовете все же нашлось два принципиальных человека, и кто-то один проголосовал "против" этого "шедевра научной мысли" и кто-то по-сути воздержался. Остальные поступили "корпоративно", и раз диссертация вынесена на защиту (т.е. под ней "подписался" научный руководитель) и формально (!) все нормально (отзывы с рекомендациями принять к защите присутствуют), то разбираться в существе замечаний и содержании работы никто не стал, и большинство проголосовало "ЗА".

В общем, теперь мы имеем еще одного кандидата наук и очень слабую и спорную работу о стрельцах. О ее недочетах узнают лишь немногочисленные читатели моего блога, а для всей остальной массы интересующихся отечественной историей она будет считаться качественным научным исследованием, что подтверждено фактом защиты, а также тем, что в рецензентах были такие заслуженные исследователи как Г.А. Санин и О.А. Курбатов. А о том, что они в действительности написали о Писареве и его творении - никто не узнает, т.к. просто не полезет на сайт диссовета читать их отзывы. А сам Писарев теперь формально такой же по качеству исследователь как те же Г.А. Санин и О.А. Курбатов, а также А.В. Малов, И.Б. Бабулин и многие другие заслуженные историки. Грустно... Ведь "по гамбуржскому счету" данная ситуация с Писаревым во многом аналогична ситуации с диссертацией Мединского, только там, понятное дело, более выпукло проявил себя "корпоративный фактор", а также политическая и административная составляющие. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий