среда, 7 февраля 2018 г.

История о поступлении на царскую службу инженер-полковника Ягана Фростена

Я уже ранее упоминал в своем блоге об одном из эпизодов, связанных с полковником Яганом Фростеном (ссылка), который известен тем, что исполнял обязанности инженера при Чигиринской обороне 1677 года. Однако обстоятельства его появления на царской службе гораздо интереснее всех его служебных заслуг, а широкую известность они получили благодаря тому, что вместе с ним в Россию приехал и капитан Франц Лефорт (да-да, тот самый...), и именно поэтому на документы, связанные с приездом Фростена в Россию в 1675 г. обратил внимание А.З. Мышлаевский (Мышлаевский А.З. Выезд в Россию Франца Лефорта. (Современная переписка) // Русская старина. Т. XCIII. Вып. № 3. 1898).

Итак, начнем по порядку. Яган Фростен (он же Якоб Мартин ван/фон Фростен) прибыл в Россию вместе с 14 другими офицерами в августе 1675 г. с намерением поступить на военную службу и поучаствовать в войне с турками. Необходимо отметить, что Фростен и Ко приехали самостоятельно, без каких-либо предварительных договоренностей с царскими представителями, в то время как большинство офицеров-иноземцев приезжали с уже подписанными служебными контрактами. По приезде в Архангельск он рассказал о своих предыдущих службах: «полковник Яган Фан-Фростен сказался родом Прусския земли от городу Дансика. И из Прусской земли был он в Свейской земли капитаном, а после де того служил он в Ишпанской и Галанской землях полковником и был от ишпанцов и от галанцов с францужаны во многих боях». В Москве первоначально без энтузиазма отнеслись к появлению группы Фростена, т.к. в Немецкой слободе «за полками» имелось достаточное количество опытных офицеров, и дважды (в конце октября и конце ноября) ответили двинскому воеводе Ф.П. Нарышкину, что в Фростене и его спутниках «надобности не имеется». Этим они поставили воеводу в довольно затруднительное положение, т.к. он все это время выделял им деньги «на корм», и отправить их обратно он их тоже не мог, т.к. к ноябрю навигация в Архангельске уже закончилась, и приехавшие иноземцы уже не могли покинуть Россию.
В результате Фростен и Ко оказались в Архангельске без средств к существованию, и были вынуждены обратиться к царю со слезным прошением «к Москве отпустить <…> чтобы нам, иноземцам, будучи в Архангельского города с женишками и с детишками, голодною смертию не помереть». В ответ на эту просьбу в Москве 16 декабря согласились пропустить Фростена со спутниками в столицу, куда они прибыли в конце февраля 1676 г. Однако и здесь им поначалу сопутствовала неудача, и 4 апреля 1676 г. был объявлен царский указ «что они ему, Великому Государю, в службу не годны, и указал их Великий Государь отпустить в свою землю за море, и они б к отпуску были готовы». Однако у Фростена со спутниками видимо уже не было денег на обратную дорогу, и они предприняли еще одну попытку, заявив, что сам Фростен, подполковник Гаврило фон Турнер и майор Франц Сванберх являются опытными инженерами. В этот раз к ним отнеслись более внимательно, и 20 мая 1676 г. приняли на службу, отправив в Пушкарский приказ.

Здесь Фростен представил подробную справку, в которой содержались общие сведения по сооружению укрепленных лагерей и инженерных сооружений. Впрочем, как справедливо заметил А.З. Мышлаевский, «сообщения его не идут дальше общих выражений и схематического описания сущности инженерных работ; <…> если такия же объяснения давали и другие инженеры-иноземцы, то нет ничего удивительнаго, что специальные сведения по инженерному делу распространялись у нас в XVII в. весьма туго». Тем не менее, уже в мае 1676 г. Фростен был принят на службу как инженер-полковник, а в марте 1677 г. получил назначение полковником полка комарицких драгун, отправленных на очередную «годовалую службу» в Киев. По приезде в Севск у него случился уже упоминавшийся нами конфликт с драгунами его полка, написавших на него челобитную, что «он тому инженерному делу не учен». Мы можем сомневаться в глубине инженерных и фортификационных познаний Фростена, и его способности возводить современные крепостные укрепления и батареи, но они явно были глубже и основательнее, чем у жаловавшихся на него комарицких драгун. В любом случае, он в том же марте 1677 г. был отозван в Москву в Иноземный приказ, где смог подтвердить свою квалификацию, и в апреле 1677 г. получил назначение в Чигирин, куда прибыл в начале июля 1677 г. (т.е. всего за пару недель до подхода турок). Разумеется, что никаких улучшений чигиринских укреплений он сделать просто не успел, да и его роль в обороне крепости по сохранившимся немногочисленным источникам особо не просматривается. Кстати, поступивший вместе с ним на царскую службу в качестве «инженера» Гаврило фон Турнер в последующем служил солдатским полковником.

Комментариев нет:

Отправить комментарий